Курбан Бердыев прервал молчание и объяснил паузу в тренерской карьере

Курбан Бердыев прервал молчание и объяснил паузу в тренерской карьере

Спустя длительное время, с тех пор, как взял паузу в тренерской деятельности, туркменский специалист, бывший тренер «Ростова» и казанского «Рубина»   Курбан Бердыев прервал молчание. В интервью петербургского журналиста и телекомментатора Геннадия Орлова в You-tube, он объяснил, почему сидит без работы, посетовал на то, что старшее поколение тренеров уходит, не имея возможности передать опыт, рассказал о впечатлениях от западных топ-тренеров, о влиянии жен на игру футболистов, о Сердаре Азмуне, о том, как чуть не подписали в «Рубин» Ди Марию и многом другом.

TmCars.info предлагает читателям выбранные места из большого интервью.

 — Где сейчас будет работать Бердыев?

 — Так складывается в моей профессиональной деятельности, что все команды без исключения мы поднимаем снизу вверх, тратя на это время. Сейчас есть предложения, но без максимальных задач, а хочется серьезных проектов. Конечно, я готов к работе.

 — Вы в 2001 году приезжаете в Казань из Смоленска. В каких условиях?

 — В Смоленске находился военный городок, база. Но команда являлась не военной. Там было все свое: поле, гостиница. И когда я приезжаю в Казань, мы заезжаем в какое-то двухэтажное здание, маленький кабинетик. Я разговариваю с начальником команды: «А база где?» Он: «Вот она». Железные кровати пружинистые, общий туалет, умывальник.

Когда бразильцы Ронни и Калисто приехали, они в шоке были. Спали на полу, потому что на кроватях спать невозможно оказалось. Поле было песчаным, для детей, а стадион «Рубин» заброшенным. Там нашелся парк. И я получил разрешение от мэрии еще одно поле пристроить. Случилась история, мы немного нарушили закон. Пришлось решать вопрос с жильцами Авиастроительного района. Вырубить ничего не разрешали, я втихаря все это сделал. И потом утвердили все. Сейчас база в «Рубине» — одна из лучших в России.

 — Вы выиграли первое место в первом дивизионе и вышли в премьер-лигу. Как республика отметила? Шаймиев (бывший президент Республики Татарстан РФ — прим. ред.) ходил на футбол. Как это влияло на становление команды?

 — Не было бы Минтимера Шариповича, меня тоже не стало бы как тренера, возможно. Меня пригласил Камиль Исхаков — мэр города. В первое приглашение я ему сразу сказал об инфраструктуре. А он говорит: «Меня это в меньшей степени интересует. Нужно команду поднять». И разговор не состоялся, я уехал. Мне важно было сделать что-то основательное. Но через пару недель мэр снова позвонил, и мы договорились, что параллельно строим инфраструктуру и результат.

Когда вышли в первую лигу, проиграли ЦСКА в первом туре 0:4. Тогда Камиль Шамильевич после матча остался со мной и поддержал меня. Для меня его поддержка была очень важна. Мы сразу же в тот год выиграли бронзовые медали. После стольких лет я разбрасывался и на строительство базы, на команду, мы как-то формировали ее удачно и неудачно. Опыт был непонятный. Ходили разговоры, что Бердыева надо убрать. И Минтимер Шарипович в этот момент меня поддержал. Когда я в первый раз пришел к нему, увидел уровень старшего поколения, дальновидного политика. Шаймиев сказал: «То, что на сердце есть, говори. Когда выйдешь из кабинета, у тебя ничего не должно остаться на сердце. Обо всех проблемах рассказывай». И мне так легко стало, я все передал. Он меня настолько мощно поддерживал, что я не знаю, состоялся ли бы как тренер.

В 2006 или 2007 году нас хотели убирать. Но президент не разрешил, и в 2008-м мы стали чемпионами России…

Перед «Барселоной» Шаймиев говорил: «Я бы Месси вообще не давал возможности мяч принять».

 — Это президент Татарстана говорил?

 — Я такое тренировал, а откуда подобное у него? Он разбирается в футболе, хороший шахматист. Мне повезло в этом.

 — Вы выиграли 7 титулов в «Рубине»…

 — Играли в еврокубках с «Челси», «Атлетико Мадрид», «Барселоной». Только с «Реалом» и «Манчестер Сити» не встречались.

 — Вы общались с топ-тренерами мира. Что их отличает?

 — Чем выше уровень наставника, тем проще — это поражало. Нет напыщенности, простота в общении. Первый — Марчелло Липпи. Мы с ним встретились в Малаге, я смотрел тренировочный процесс. Видно уровень.

Второй — это Сарри. Я по «Эмполи» чувствовал, что все правильно делает. Это не просто так. Понял, что надо встретиться с ним. А тренер — бухгалтер, не играл вообще. Но за неделю у него в «Эмполи» увидел, что все продумано и он как будто всю жизнь играл в футбол.

Третий — Гвардиола. Детализация настолько высока у него. Угол, расстояние, мелочи. Они важны. Можно любую комбинацию изучить, но без деталей все рухнет.

Когда меня отстранили от работы, переживал. Но проходит время, и понимаешь, что это во благо тебе. Есть перерыв и пауза, во время которой работаешь и совершенствуешься. После первой отставки мы 14 клубов проехали на стажировках. Во второй раз из-за коронавируса не все получилось, но в тот год (2019 — прим. ред.) я успел съездить в «Манчестер Сити».

 — Вы едете смотреть организацию работы?

 — Идею. Важна идея тренера. Ты ее можешь переломить через свое футбольное мировоззрение, если ты зацепил идею и задаешь вопросы об этом. Тренировочный процесс несложный, его можно придумать, но идею — важнее: это узнаваемость. Очень значимый момент, когда у игроков единое понимание конкретной ситуации.

Когда говорят про «Баварию», что она машина, нужно не забывать, что ее построил Гвардиола. Если бы не было его, этой машины сегодня бы не получилось. Не знаю, что в следующем году с ней произойдет, но сейчас она барахлит: в последних играх много моментов у ее ворот. Но Гвардиола своей детализацией закладывал фундамент в эту «Баварию».

 — Как вы подбирали игроков? Например, Навас неторопливый, рывка нет, но вы нашли ему место и подстроили тактику. Он приносил пользу, титулы, долго играл и был капитаном. Как вы сделали этот выбор?

 — В первый раз мы приехали в «Расинг» с Александром Мацюрой (долгое время был помощником Бердыева — прим. ред.) смотреть игру. И он говорит: «Надо Маркано брать». А я за Наваса. Второй матч смотрим: Гарай играет, Навас нет. Мы пришли к президенту и говорим: «Двоих отдай нам, а лучше — троих. Наваса, Маркано и Гарая». Это топ-защитники, но в то время они молодыми были. Президент разрешил взять только одного, и остановились на Навасе, потому что школа мадридского «Реала». Оборона выстроена, он думает за команду, умеет регулировать. Все тактические моменты у него были для того, чтобы руководить обороной. Когда узнали, что за человек, то сомнений не осталось.

Был удивлен, что после моей отставки из «Рубина» он не понадобился клубу, и мы позвали его в «Ростов». Я летал в Мадрид поговорить с супругой: они тогда решили вообще закончить карьеру, но я уговорил супругу, чтобы она отпустила его в Ростов. И его присутствие сыграло определяющую роль: Навас — душа раздевалки, душа команды. Таким должен быть капитан.

  — Вы сказали про супругу. Как вы относитесь к тому, что жены влияют на футболистов?

 — Прежде чем пригласить игрока из Аргентины, Бразилии, больше разговариваешь с его супругой, потому что латиносы, как правило, подкаблучники — влияние жены очень важно для спортсмена. Если ты с ней нашел общий язык, то в большинстве случаев проблем не будет. Так случилось и с Ронни, с Калисто — это первый опыт. Потом с Чори Домингесом важный момент произошел. С Кабзе. Если супруга положительно влияет на спортсмена, то он играет долго. Это важный момент, особенно в России, где молодые ребята очень рано принимают какие-то семейные решения и потом заканчивают с футболом. Нужно принимать решения не на эмоциях, а думать о дальнейшей жизни. Очень много примеров, когда спортсмен заканчивает играть и семья разваливается. А если семья крепкая, супруга правильно распределяет финансы, они обеспечены на будущее.

 — Вы приезжаете в Питер все время, потому что здесь играет Азмун. Как вы его заметили? Что привлекло?

 — Бросились в глаза физические качества: быстрый, легкий, прыгучий. Игрока чувствуешь, когда это тот, кто тебе нужен. Например, когда появился Анхель Ди Мария, мы видели его в Аргентине. Он выходил на 10–15 минут на замену, и тогда Мацюра мне сказал: «Его надо покупать». Но нам цену заломили — 1,5 миллиона евро. У нас тогда не было таких возможностей. Чувствуешь, что этот мальчик заиграет — к Азмуну появилось такое же ощущение. И я не знал, что он туркмен. Оказалось, что это сложилось вот так. Он там популярен. Его на руках носят в Иране. Я беспокоюсь, что такая популярность у него есть. Он спокойнее должен к подобному относиться.

 — Он вас слушает, и вы для него второй отец. Что бы вы ему посоветовали?

 — Уехать в Европу. Я бы очень хотел этого. В Англию. Я ему говорю, что он должен быть мощным, выдерживать нагрузку. И сравниваю его с другими нападающими. Чувствую, что он им не уступает. По прыгучести, скорости, игре вверху он мало кому проигрывает. Он с места без разбега способен прыгать… В Азмуне я увидел качества, которые можно развивать и к которым нужно добавить интеллектуальный уровень. Физические качества нетрудно улучшить, а футбольный интеллект — самое сложное, что есть в этом спорте и в целом в командных видах. Когда говорят о схеме, это вообще ничто. Важно понимание игры, и это самая главная оценка футболиста. Когда сумма умений высока, тогда и строится команда. Исходя из интеллекта спортсменов, можно строить большую команду, как сделал Гвардиола в «Барселоне».

 — Как уровень игрока влияет на команду?

 — Сравним 2008 и 2009 год. В первое чемпионство мы меньше всех пропустили, а во второе больше всех забили и меньше всех пропустили. Пришел только один игрок в тот состав — Домингес из «Зенита», мы его арендовали. Это футболист той категории, которой я говорил: «Делай в атаке что хочешь». Можно вспомнить победный гол «Барселоне». Прочитал передачу сначала Нобоа. Данную передачу нужно было прочитать, он это сделал и идеально отдал пас Алехандро, который не пришлось обрабатывать.

А что касается Кристиана, то я точно знаю, что такого футболиста в России просто больше нет. И в Европе надо поискать по его интеллекту. В «Эмелеке» я его увидел, и он там десятку играл. Когда начал переделывать в опорного, это стало такой проблемой. Он мне говорит: «Коуч, я не могу там играть, и это не мое». Но в итоге в 2009 году оказался лучшим по перехватам и отборам в премьер-лиге. Кристиан, конечно, делает себе поблажки даже сейчас, но потенциал его очень высоким был.

 — Вас волнует проблема тренерских кадров?

 — Мы в Татарстане хотели это сделать, но не получилось — тренеры по физической подготовке. Чем мы хуже? Нужно создавать при институтах кафедры тренеров по физподготовке. У нас же богатейшей опыт, начиная от Лобановского и Аркадьева. Иностранцы учились по нашим книжкам и теперь работают. Старое поколение тренеров сейчас уходит безвозвратно...

Когда говорят «Бердыев», важно понимать, что это не я один, а тренерский состав. Это и Мацюра, Кафанов, Уразсахатов, Данильянц. Мы все из Ашхабада, кроме первого, но он в душе тоже ашхабадский — менталитет такой же. И симбиоз каждого у нас. Конечно, мне просто повезло, что у меня такие ребята. Мы по жизни вместе всегда. Я счастлив, что Всевышний свел нас.

 — Спасибо вам за разговор.

 — Знаете, что беспокоит — пустыми разговоры становятся. Сердцу больно, когда видишь, что можно совершить, но этого не делается. Пытаешься что-то кому-то сказать: «Дайте нам область, район. Мы там сделаем, а вы посмотрите». И тишина. А время идет, убегает.